ВВерх

«Театр – это наслаждение»

Ах, как тебе родиться пофартило –
Почти одновременно со страной!
Ты прожил с нею все, что с нею было.
Скажи ещё «спасибо», что живой.

В. В.

30 сентября 2017 года исполняется 100 лет со дня рождения советского и российского театрального режиссёра, актёра и педагога Юрия Петровича Любимова (30 сентября 1917, Ярославль – 5 октября 2014, Москва).

Шестидесятые-семидесятые годы давно ушли в прошлое. Многое забывается. Публика уже не помнит страстей, бушевавших вокруг Театра на Таганке, молодой зритель не увидит на сцене актеров, на чьи имена шли специально, не сможет ощутить реформаторский дух любимовских постановок. К юбилейной дате режиссера мы собрали материалы не только о творчестве Ю. П. Любимова, а также и мемуары, интервью с актерами труппы Театра на Таганке. В фонде «Горьковки» читатели найдут книги «Секрет Любимова» и «На плахе Таганки» Валерия Золотухина, «Бегущая строка памяти» и «В глубине зеркал» Аллы Демидовой, «Та Таганка» Вениамина Смехова и другие издания. 

ТАГАНКА

Из ответов на вопросы анкеты к 25-летию Театра на Таганке.

Ваши первые воспоминания о «Таганке»:

Год 1964-й, обсуждение – как назвать театр? «Жаворонок»? Ю. П. махнул рукой: «На Таганке»…» (Ю. Д. Черниченко, писатель, публицист).

Между тем новый театральный коллектив ощущал необходимость полного размежевания со старым театром, для этого было необходимо поменять и название. «О каком театре "драмы и комедии" могла идти речь, – говорил позднее Ю. П. Любимов, – я ни то ни другое почти не ставил».

Театр расположился на Таганской площади, что соответствовало его новой эстетике – театр уличный, площадной; не аристократический театр центра, а просто «Театр на Таганке». В Управление культуры было направлено письмо, содержащее настоятельную просьбу – признать новое название театра. <…> Эта просьба удовлетворена не была. И через семь лет, перед реконструкцией здания театра, коллектив повторно обратился в Управление культуры, чтобы узаконить реально закрепившееся за театром название…<…> Однако просто «Театром на Таганке» театр Любимова стал только для зрителей – официально его название до сих пор звучит так: Московский театр драмы и комедии на Таганке.

Абелюк, Е. С. Таганка: личное дело одного театра / Е. Абелюк, Е. Леенсон при участии Юрия Любимова. – Москва : Новое лит. обозрение, 2007. – 646 с. : ил.

Поступление в Театр на Таганке сильно повлияло на меня, заставило думать определенным образом, что-то любить, что-то ненавидеть, дало основу всему дальнейшему мировоззрению. <…> Юрий Любимов собрал в театре цвет творческой интеллигенции – писателей, композиторов, ученых, которые, собственно, и занимались воспитанием нас, молодых актеров. Это был так называемый расширенный художественный совет, задача которого была служить советниками и защитниками от внешних врагов, то бишь чиновников от культуры. Там были такие мощные личности, как Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Окуджава, Самойлов, Можаев, Трифонов, Шнитке и Денисов. Общение с такими людьми не может пройти бесследно.

Филатов, Л. А. Прямая речь / Леонид Филатов. – Москва : АСТ : Зебра Е, 2007. – 411, [5] с., [32] л. ил. – (Актерская книга).

АКТЕРЫ

Ещё студентом вместе с одним из педагогов пришел к Любимову. Этот театр уже был успешным, уже были там свои имена, в общем, считался очень интересным. Я показался, понравился. Хотя некоторые мои педагоги говорили: «Ну зачем ты туда идешь? Пойми, Таганка – это индустриальный театр, там органично разговаривающему артисту делать нечего. Там все орут, перекрикивая вращающиеся балки, скрипы, шумы, падения». Но я остался на Таганке и работал до тех пор, пока не произошло это несчастье с Любимовым, когда мы, несколько человек, покинули в знак протеста Таганку и ушли в «Современник». Вместо того чтобы сделать это тихо, мы ещё устроили в «Современнике» довольно громкое выступление. Тогда это было нашим театральным стилем. Но мы не учли контекста времени. Любимов остался за рубежом, и все это превратилось в политику. 

Филатов, Л. А. Прямая речь / Леонид Филатов. – Москва : АСТ : Зебра Е, 2007. – 411, [5] с., [32] л. ил. – (Актерская книга).

Культура: Вы долго оставались единственной и бессменной исполнительницей роли, а Филатов был Мастером гораздо реже, да и не первым.  

Шацкая: Сначала Леня вообще не хотел участвовать: «Какой из меня Мастер, я не похож на него, стремительно хожу, быстро говорю, а Мастер – совсем другой, такой, как Юрий Петрович». Премьеру выпускал Дальвин Щербаков, Филатов вошел в спектакль позже. Я же испытывала особенное творческое счастье в дуэте с моим любимым Леней-Мастером. <…>

Культура: Критика скромно писала о совершенной спине Нины Шацкой. Как решились раздеться? 

Шацкая: Я ничего не решала, так предложил гениальный художник Давид Боровский. Ведь Маргарита на балу у сатаны только в туфлях «из лепестков бледной розы». Я сидела на плахе из спектакля «Пугачев», на самом краю сцены, спиной к зрителям, лицом – к Воланду и его гостям. Фагот и Бегемот скидывали с меня плащ, спина и то, что ниже, открывались, и я казалась обнаженной. Естественно, на мне были трусики и колготы, я их все время пыталась поддернуть вверх. Юрий Петрович же просил Ивана Дыховичного и Юру Смирнова, игравших Фагота и Бегемота, проследить, чтобы «попка открылась побольше». 

Однажды за спиной послышался звонкий шлепок. Оказалось, что один зритель стал приподниматься и склоняться из стороны в сторону – так ему приспичило увидеть «вид спереди». Любимов наблюдал за этим в зале и потом рассказывал, какую смачную пощечину жена отвесила любопытствующему мужу.

Шацкая, Н. Театральный роман / Нина Шацкая, Вениамин Смехов, Александр Ефимович ; беседовала Елена Федоренко // Культура. – 2017. – 7–13 апр. (№ 12). – С. 13.

ЛЮБИМОВ

– Значит, вообще ничего не изменилось?

– <…> Чтобы что-то изменилось в стране, человек должен сам меняться прежде всего. Не оставаться рабом. Но и не становиться мародером. Если вы просидели лет семьдесят в тюрьме, еле вышли оттуда живым и вам официально говорят: «Вы свободны», – куда вы поедете? Обратно. Вот все и вздыхают: «Было лучше». Это неправда. Даже «хуже сейчас» – всё равно лучше «тогда». В какой-то мере. Например, люди могут уехать. Хотя это безобразие, что столько людей покидает страну. И об этом мало говорят. Надо ответить в конце концов на коренной вопрос. Не ленинский, а коренной. Почему самая богатая страна мира стала почти нищей? <…>

– А театр, значит, ничего в обществе изменить не может?

– А конечно! Всегда так было.

– Тогда зачем? Что такое театр?

– Наслаждение. Призвание – для актеров, которые любят играть, для режиссеров, которые любят ставить.

Любимов, Ю. Живой / Юрий Любимов ; беседу вела Наталья Казьмина // Театр. жизнь. – 2002. – № 1. – С. 2–3, 47–48.

– Юрий Петрович, во всем мире вы известны как создатель и режиссер Таганки. Между тем у вас около двадцати ролей в кино и более тридцати на вахтанговской сцене.

– Я вообще мамонт: снимался у Довженко, Александрова, Козинцева. Играл французского летчика в «Беспокойном хозяйстве». Мне посчастливилось видеть живого Станиславского в роли Фамусова в спектакле «Горе от ума». Я работал в театре Мейерхольда… <…>

– А кто были ваши родители?

– Мать – учительница, а отец – буржуй, он имел магазины в Охотном ряду. Шампанского своей лошади он, думаю, не заказывал, зато помню, как однажды захотел прокатить меня с ветерком и сказал ямщику: «А ну-ка, обгони "Аннушку!" – «С наследником едете, Петр Захарович? Сейчас сделаю!» И, конечно же, легко и со свистом это сделал. А спустя годы, как сын лишенца, я не попал в институт и поступил в ФЗУ. Человек может быть измордованным судьбой, но для чего-то это всё-таки делается… Поэтому не следует говорить: «Ну вот опять…» Надо повторять: «Спасибо!»

Любимов, Ю. Мне чужд казенный пафос / Юрий Любимов ; беседу вела Евгения Ульченко // Театр. жизнь. – 2004. – № 3. – С. 25–27.

В эпиграфе использован фрагмент стихов В. С. Высоцкого (Юрию Петровичу Любимову с любовью в 60 его лет от Владимира Высоцкого)

Высоцкий, В. Ловите ветер всеми парусами! : [стихотворения] / Владимир Высоцкий ; [коммент. П. Е. Фокина]. – Санкт-Петербург : Амфора, 2012. – 125 с. : ил.