ВВерх

Книжный клуб: Антон Чехов и Бернард Шоу

В четверг состоялась третья встреча Книжного клуба. По выбору наших посетителей мы поговорили о творчестве А. П. Чехова. Творчество нашего писателя мы сравнили с творчеством зарубежного драматурга того времени – Бернардом Шоу. 

Мы начали нашу встречу с обращения к историко-литературному контексту. Конец XIX – начало XX столетия отмечены яркими открытиями в области науки и культуры; развивается фрейдизм, поэтому для литературы того времени свойственен психологизм, обращение к внутренним переживаниям героя, поиск своего места в мире. В этот период жанр драмы получает свой расцвет, не без заслуги произведений Чехова и Шоу. Для того, чтобы почувствовать сходства и различия драматургии выбранных авторов, участникам клуба было предложено отгадать, из какой драмы взята цитата: «Вишневый сад» или «Дом, где разбиваются сердца». Не всегда было просто сделать выбор, порой обоснованием было лишь «это точно не Чехов, такого я не читал». 

Мы также попробовали проанализировать два коротких рассказа Чехова «Дачники» и «О бренности» и сравнить их с переводом на английский. Мы заметили, что Чехов склонен к тщательной детализации: цвета, запахи, вкусы – задействованы почти все органы чувств для создания неповторимого эффекта от прочтения. Для коротких рассказов Чехова также характерен резкий, непредсказуемый финал. Говорящие фамилии, русские реалии – то, что сложно интерпретировать на английский язык. Так, например, в рассказе «О бренности» переводчик сохранил оригинальное «блины», не заменяя его английским “pancakes”. 

В конце нашей встречи мы обратились к яркому сюжету мировой культуры – мифу о Пигмалионе и Галатее, и посмотрели, как Бернард Шоу трансформирует миф в реалии XX века. Его пьеса «Пигмалион» о профессоре фонетики и цветочнице, которую он берется обучить языку и манерам. Такая современная интерпретация мифа стала очень популярной и повлекла за собой несколько экранизаций. Самый яркий пример – голливудский фильм «Моя прекрасная леди». 

Для следующей дискуссии один из наших посетителей предложил японскую прозу XX века – рассказ Рюноскэ Акутогавы «Расёмон». 

Смотреть также: «Ярмарку тщеславия» У. Теккерея и «Войну и мир» Л.Н. Толстого.