ВВерх

В библиотеке работает выставка «Гофман… романтик, волшебник, трагик»

24 января 2016 года исполняется 240 лет со дня рождения немецкого писателя-романтика Эрнста Теодора Амадея (Вильгельма) Гофмана. 

Юрист по профессии, он любил разрабатывать в своих сказках обвинительные акты громких уголовных процессов. Самые фантастические преступники – герои его произведений часто списаны им непосредственно с действительности. С тем же стремлением к реализму он встраивает в образы персонажей и самого себя. Мы находим в «Серапионовых братьях» и в «Коте Мурре» воспоминания о его ранней молодости, об отроческом одиночестве и о первом пробуждении музыкальных способностей. Мечтательный студент Ансельм («Золотой горшок»), Натанаэль («Песочный человек»), композиторы Крейслер («Крейслериана») и Глюк («Кавалер Глюк») – все это, несомненно, сам Гофман в разные периоды своей жизни.


А что же такое пресловутая Гофманова фантастика? Это – невероятные события, в которые попадают люди, привыкшие жить обыденно. Контраст у Гофмана вытекает из сопоставления: чем реальнее обстановка, тем невероятнее авантюры героев. Одним из ярчайших примеров тому является, пожалуй, самое известное в России произведение этого писателя «Щелкунчик и мышиный король» (1816). Сказка появилась 200 лет назад и задолго до создания «рамочного рассказа», но обсуждение повествования Серапионами создает ей важный полемический контекст. Теодору, сомневающемуся в доступности «Щелкунчика» для детей, Лотар – и с мнением Лотара согласен автор – отвечает: «Нельзя считать, что дети довольствуются теми бессодержательными пустяками, которые часто выдают им за сказки. Поверьте, что они требуют гораздо большего…». Как отмечают исследователи, именно «бессодержательные пустяки» – таково отношение Гофмана к заполнившей книжный рынок литературной стряпне многочисленных апологетов филистерства. «Щелкунчик» – произведение антифилистерское; формирование прекрасного в человеке и в жизни, борьбу с косным, низменным Гофман считал основной задачей не только сказки, но и искусства в целом.


Широкому кругу читателей сказка известна в том числе благодаря балетному спектаклю «Щелкунчик», в основу либретто которого вошло переработанное А. Дюма (отцом) произведение Гофмана. В России, начиная с 1892 года, этот балет ставился не раз и каждый балетмейстер в итоге демонстрировал своё понимание литературного сюжета и музыки П. И. Чайковского, написанной композитором специально для премьерного «Щелкунчика» по заказу дирекции Императорских театров. Сегодня невозможно представить, что любимый не одним поколением зрителей спектакль в своё время не пощадила театральная критика, тем самым обеспечив постановке сложную сценическую судьбу. В дореволюционных и современных периодических изданиях из фонда библиотеки им. А. М. Горького («Артистъ», «Ежегодник Императорских театров», «Софiя», «Старинная музыка», «Советский балет», «Театр», «Балет») можно прочесть интересные статьи, иллюстрирующие становление этого балета на протяжении более 120 лет, а также подтверждающие органичное переплетение русской и немецкой литературы. «Щелкунчик и мышиный король» не единственное произведение Гофмана, по которому поставлены музыкальные спектакли.  В балете «Коппелия» читатель распознает мотивы «Песочного человека», в «Истории Ансельма» – сказки «Золотой горшок», в опере Ж. Оффенбаха «Сказки Гофмана» мы узнаем героев новелл «Песочный человек», «Сказка о потерянном изображении» и «Советник Креспель».

Гофман… неисправимый романтик, волшебник и трагик оставил бездонный кладезь, из которого продолжают черпать сюжеты мастера сцены, кинематографа, музыки. Он умер 25 июня 1822 года в Берлине. На надгробном камне высечена надпись: «Советник апелляционного суда отличился как юрист, как поэт, как композитор, как художник. От его друзей». 

Автор: культуролог Светлана Борей.